Наше объединение ветеранов начало эту работу сразу после гибели Российского солдата,сослуживца наших друзей из разведроты 166 отдельной мотострелковой бригады., Кости Красикова. Он один из немногих солдат срочной службы кто месил чеченглину вместе с контрактниками «Холостяком», «Черепом-Питерским», «Связью» и другими, один из немногих кто общался с с «Коброй» , «Гюрзой» , профессиональными военными, офицерами  министерства обороны а был всего-то солдатом срочной службы, карандаш-срочник. Он один из наших а значит отсидется просто так не получится и мы попробовали.

Через дочь брата, погибшего Кости, мы получили достаточно информации и передали её для анализа нашим друзьям, в России много кому довелось принимать участие в боевых действиях и у нас много друзей, верят,откликаются,поомогают. Связали брата Кости с одним из помошников, называть его имя мы не вправе. Но, консультации, со слов потерпевшего а им был признан именно брат Константина, хватило сполна чтобы умело лавировать в вопросах и исследованиях следователей. Конечно, по сарафанной почте,о том что случилось узнали ветераны из разных организаций, социальные сети давили на память информативностью происшествия. Своё слово сказали и генерал Шаманов и губернатор, Герой России Алексей Геннадьевич Дюмин, поддержали родственников погибшего и ветеранские организации и сослуживцы Костика

 Да. Конечно,приносим свои извинения, кто не знает о произошедшем мы повторим, то что вторили социальные сети ветеранских сообществ,для этого мы вернёмся с вами к тому, что написал известный в кругах солдат удачи Константин Масалёв, опубликуем не весь его рассказ, но того хватит

Нанасаньити бутай по-русски.
Автор Константин Масалев.

Филиал «Отряд 731», место расположения — больница г. Новомосковск.

«Отряд 731» — не потому, что тут больных и беспомощных людей разбирают на запчасти. Нет! До такого пока не дошло. Пока!
Просто пациенты здесь не люди, а «бревна», и делай с ними что хочешь. Хочешь — пили, хочешь — катай ногами. Ничего за это не будет. А ведь, как известно, безнаказанность и вседозволенность порождают беспредел.
Новомосковский беспредел совершается в ослепительно белых халатах. А халат врача, как известно, пачкать нельзя, каким бы ублюдком этот врач не был.
Костя Красиков не думал, наверное, об этом, когда приближался к конечной точке своей жизни, к больнице, кошмару, к ужасной смерти. Костя думал о других врачах. О тех, кто год назад помог ему, о тех, кто «ремонтировал» ему сердце. О хороших и добрых людях. Он ждал помощи. А получил унижения, оскорбления и побои.
Представляю, как неприятен ему был первый моральный удар в приёмном покое — хамство и издевательские требования. И не было сил ответить — становилось всё хуже и хуже. Но это было только начало. Дальше в дело вступил санитар Илья Култыгин — моральный урод, получающий удовольствие от издевательств над больными, беспомощными людьми. Ведь они безмолвные «брёвна», что хочу, то и ворочу. А чего, я санитар, я тоже в белом халате. И главврач Наумов не сдаст, не позволит выносить сор из избы. А больным, если не помрут и начнут говорить, никто ведь и не поверит.
Опять же, испугаются жаловаться. Ведь им, если что случится со здоровьем, больнички не избежать…

Эх, Костеич, Костеич… Знал бы расклады, лежал бы дома. Не совался бы в «гестапо», может и живой бы остался. Но история не знает сослагательного наклонения. И вот ты в руках садиста-санитара. А у него в голове созрела «весёлая шутка» — зафиксировать ноги лоха-пациента, снять каталку с тормозов и заставить больного самостоятельно переползать на кровать. «Шутка» удалась. Костеич с высоты каталки вписался головой в кафель пола.
Раньше такие шутки проскакивали, но в этот раз случился перебор. Голова пациента-«бревна» проломилась! На пинки и подзатыльники Костя не реагировал.
Санитар понял, что доигрался. Не долго думая он сфотографировал дело рук своих и отправил фото заведующей реанимационного отделения Лысюк Елене с логичным вопросом: «А что теперь делать с этим?»
На что получил вполне логичный ответ:» Чтобы через полчаса дерьма этого в реанимации не было». И, как довольно часто случается в наших больницах, была сделана справка о ковиде. С этой бумажкой и был выставлен умирающий человек за порог реанимации….»

 Продолжим кратко. Мама Кости, которая привезла его в больницу на такси и вместе с таксистом поднимавшая его в приёмный покой, в это время сидела и ждала известий о здоровье сына, который уже с проломленным черепом уходил в валхаллу. Маму обманом отправили домой а её сына в ковидный центр, с уже проломленным черепом! Утром к маме пришёл похоронный агент, он пришёл ей помочь выбрать гроб и украшения на могилу для сына. Он первый пришёл ,ничего личного, просто бизнес, в больнице свои люди ,немедленно передают информацию о умерших и видимо в первую очередь похоронному агентству а не родителям.

Представляете какой градус отношений между людьми! Как мы с вами дошли до этого? Кто знает что нас так поменяло, кто знает…?

Далее пришедшая с трудом в себя мать не стала оставлять это и обратилась с заявлением в милицию, учитывая её преклонный возраст потерпевшим был признан старший брат Кости, добавим сразу, он не так давно скончался он Covid19, хотите узнать в какой больнице? Догадайтесь?

Вначале следствие взялось за работу неохотно, но когда подключились коллеги сослуживцы Кости Красикова, отвечать всё таки пришлось. Крайним назначили санитара, отчасти оно так и есть, виновен он конечно. Кстати, по нашим данным он получил и премию за работу с Covid пациентами, снова секрет Полишинеля кто был этим пациентом? Время шло,шло и следствие, благодаря огласке и словам губернатора Дюмина «Дело на моём контроле» , все документы были переданы в Следственное управление следственного комитета, в это время мы подготовили и направили в СК первое обращение о возможности передачи всех уголовных дел ,где потерпевшим или обвиняемым значится ветеран боевых действий. Вы спросите почему? Ответ на поверхности, постравматический синдром психологической военной травмы,так называемый ПТСР, стрессовое расстройство личности. Но об этом позднее…Вообщем санитару обозначили пару лет колонии и конечно с отсрочкой, тоесть отделался условным сроком и запретом работать санитаром! Более никто виновным признана не был! Главврач и другие, испытавшие шок, врачи больницы не пострадали. Правда сейчас есть ещё одно дело, как раз против бездействия и преступной халатности главврача и медперсонала, тех кто знал, кто видел , но ничего не сделал. После суда скончался брат Кости, вопрос кто бы стал теперь потерпевшим застыл в воздухе, дело продолжили сослуживцы Кости и по доверенности от матери один из них стал контролировать и вести дело , Губернатор и генералы куда пропали,точнее у них свои дела, понимаем, нет мы (карандаши и контрабасы) действительно понимаем что у них другие дела.

 Мы ,тогда,подготовили второе обращение в Следственный комитет обратившись лично к Генералу Бастрыкину. В это время ,кстати, прилетело ещё, известие о ножевом ранении Славы Клепикова, ветерана боевых действий в составе отряда быстрого реагирование, отличного рассказчика  о военных буднях, изложившего свои воспоминния в книгах. Его на дороге подрезал машиной какой то дурень, со словами о неумелом вождении, подрезал,остановил и снова подрезал, но уже ножом или пикой, да так что дядя Слава чуть не помер на больничной койке от потери крови,теперь,после удара он инвалид и ходит прихрамывая. Конечно возбудилось местно отделение полиции, но как то слабо возбудилось, как оказалось там кто из сотрудников то ли брат то ли сват обвиняемому и тогда Следствие было передано в управление следственного комитета, возможно и наше первое прошение сыграло тому положительную роль и Славины регалии и известность и информация в группах ветеранских сообществ.

Вообщем градус терпения ветеранов боевых действий высок, терпим братишки! Ведём борьбу письменно, направляем уведомления, предложения и прочее, получаем ответы и всё публикуем здесь . У кого есть желание поддержать в нашемобращении на имя Следственного комитета,пишите на почту, расскажем как. Никаких ваших данных и регистраций на сайте РОИ для этого не нужно. Хотим делаем,нет,сидим болтаем…ножками.

Добавить комментарий